>>> Перейти на полный размер сайта >>>

Учебник для 10 класса

География

       

Политическая география — наука сравнительно новая. Основателем политической географии считается немецкий географ Фридрих Ратцель, опубликовавший в 1897 г. книгу «Политическая география».

Политическая география включает следующие основные направления:

  • геополитику, занимающуюся глобальной системой, межгосударственными союзами;
  • географическое государствоведение, изучающее отдельно взятые государства и территории;
  • политическую регионалистику, изучающую регионы, составляющие государство;
  • региональную политологию, электоральную географию, изучающие политические предпочтения населения территорий на макро- и микроуровнях, региональные элиты и политические культуры.

Политическая география имеет большое прикладное значение. Только профессиональный политикогеограф может оценить качество административно-территориального деления страны, государственного устройства с точки зрения интересов национальной безопасности и территориальной целостности. Географы обязательно участвуют в подготовке и проведении избирательных кампаний.

Многие геополитические теории стали в XX в. побудительными мотивами принятия важных политических решений.

§ 1. Каковы основные положения традиционных геополитических теорий?

Геополитика является одним из направлений политической географии. Она изучает зависимость внешней политики отдельных государств и международных отношений в целом от системы политических, экономических и военно-стратегических взаимосвязей, обусловленных географическим положением страны (или региона) и другими физико- и экономико-географическими факторами.

Главная цель геополитики — разработка геостратегии государства. Основателем геополитики считается Аристотель, который указывал на геополитическую роль островов и писал, что Крит по своему положению предназначен для господствующего влияния на Грецию. Собственно термин «геополитика» в научный оборот ввёл Р. Челлен, который понимал её как науку, изучающую государство как организм и пространственное явление. Р. Челлен считал, что усиление государства находится в прямо пропорциональной зависимости от расширения его территории.

Карьера. Международные отношения

    Те из вас, кто хочет стать специалистами в области международных отношений, должны знать правила функционирования международных организаций и объединений, проблемы и тенденции развития мировой политики. Особое значение в подготовке придаётся изучению национальной безопасности и внешней политики России и других государств. Специалисты должны быть готовы к разработке практических рекомендаций по деятельности органов власти Российской Федерации во внешнеполитической области.

    Знания по политической географии и умение мыслить и работать с геополитическими терминами, знание иностранных языков, истории зарубежных стран — необходимый фундамент для тех, кто хочет учиться и работать по специальности «международные отношения».

    Специалисты могут работать в государственных органах, научных и образовательных учреждениях Российской Федерации, в международных организациях.

    Образование можно получить на факультетах международных отношений (мировой политики) в МГУ им. М.В.Ломоносова, МГИМО, Российском университете дружбы народов.

Геополитические концепции базируются на принципах природной ландшафтной и географической заданности, опираясь на которые можно построить модель поведения различных государств. Это принцип географического детерминизма — предопределяющего значения географических факторов в развитии государства.

Главные критерии, которыми пользуется классическая геополитика, — это суша (фиксированное пространство) и море (динамичное пространство). Эти очевидные представления человека о качестве земного пространства вызвали к жизни термины:

  • талассократия (от греч. таласса — море, кратос — власть) — могущество страны посредством моря, предполагает наличие метрополий и колоний, прерывистой территории;
  • теллурократия (от лат. теллус — земля) — могущество страны посредством суши, на которой находится вся территория страны, предполагает качество территориальной непрерывности.

Исторически талассократия связана с Западом и Атлантическим океаном, а теллурократия — с Востоком и Евразией (рис. 83). Дальнейшие геополитические построения привели к появлению терминов: «морская земля» (т. е. острова — основа существования морских империй) и «земная вода» (т. е. воды суши — реки — главные транспортные артерии, определяющие развитие сухопутных империй).

Рис. 83. Основные понятия геополитики

В геополитических теориях XIX в. особое значение имели природные зоны и ландшафты. Так, считалось, что в пустынях и степях максимальны теократические тенденции, поэтому данные природные зоны способствуют формированию обширных империй. К горам и лесам приурочены консервативные районы — зоны малоизменяюшихся общественных укладов, куда стягиваются жертвы национальной вражды и этнические меньшинства. Столицы государств, как правило, располагаются на холмах — символах царской власти: на семи — по числу планет или на пяти — по числу стихий.

Для ранних геополитических теорий были характерны категории «естественности» (естественные границы, сферы влияния, которые определялись исходя из физико-географических реалий — равнины, реки, горы). Концепция «естественных границ» была одной из первых в геополитике, достижение естественных границ считалось важнейшей политической целью государств.

По мере развития геополитической мысли расширился и терминологический словарь геополитики. В него вошли такие термины, как «сфера влияния», «буферная зона» (зона, образованная вокруг определённого государства с целью прекращения его экспансии), «жизненно важные узлы», «дороги жизни», «кризисные дуги» (элементы геополитической структуры мира), «динамическое равновесие интересов». Эти термины ныне широко используются в теории международных отношений и выступлениях политических деятелей.

Позднее появляются новые направления исследования: изучение геополитических аспектов освоения Мирового океана, взаимозависимости между экологической и социально-экономической ситуацией, пограничных районов, конфликтных зон. Главным принципом становится переход от геополитики противостояния к геополитике взаимозависимости. Её суть заключается в изучении новых субъектов политической деятельности на мировой арене: транснационального бизнеса, правительственных и неправительственных международных организаций, националистических и сепаратистских движений, террористических организаций, народно-освободительных фронтов, партизанских и подпольных движений.

Геополитики разрабатывают сценарии будущего глобального геополитического порядка. В начале XX в. геополитика стала доминирующей в политико-географических исследованиях. Её научная новизна состояла в трактовке государства как субъекта глобальной системы.

История научной геополитической мысли выделяет несколько этапов в её развитии (рис. 84): 1) «цивилизованная геополитика» формирования европоцентристского мира; 2) «природоцентристская геополитика», опирающаяся на географический детерминизм; 3) «идеологическая геополитика» второй половины XX в. — противостояние Запада (капитализма) и Востока (социализма).

Рис. 84. Основные геополитические концепции

Германская школа геополитики. Основными представителями германской школы геополитики считаются Ф. Ратцель (рис. 85) и Р. Челлен. Они считали, что государство — это неразрывно связанный с территорией организм, ведущий борьбу за «жизненное пространство». Эта теория, появившаяся в период бурной индустриализации Германии, которая вступила в борьбу с Англией за рынки сбыта, представляла империалистическую экспансию как необходимый этап развития.

Ядро геополитики начала XX в. занимают конкретные геостратегии — комплексы предложений для политики определенного государства, основанные на анализе геополитического положения.

В 1897 г. вышел труд Ф. Ратцеля «Политическая география», где были изложены основные теоретические положения геополитики как теории динамического понимания пространства. Они сводились к следующим положениям:

  1. государства представляют собой своеобразные организмы, подобные живым, которые рождаются, стареют и умирают, т. е. постоянно находятся в движении;
  2. рост государств предопределён заранее, причём угадать его пределы и последствия возможно, только познав законы географии;
  3. каждое государство имеет своё «жизненное пространство», которое оно стремится расширить.

Государства, контролирующие несколько типов территорий, располагают большими экономическими и политическими возможностями, так как вынуждены противостоять большому числу потенциальных вызовов, что делает их сильнее по сравнению с другими.

Фридрих Ратцель

    Фридрих Ратцель — известный немецкий географ, этнограф, основатель геополитики, культурной и политической географии, он первым ввёл понятие «жизненное пространство». Поворотным пунктом в его карьере стало путешествие в Северную Америку, на Кубу и в Мексику в 1874—1875 гг. Своими глазами увидев вклад людей разных национальностей в освоение Среднего Запада США, он первым начал формулировать гипотезы о закономерностях формирования районов в условиях межэтнических контактов.

    Рис. 85. Фридрих Ратцель (1844—1904)

    В 1876 г. он стал доцентом, а в 1880 г. — профессором в Высшей технической школе Мюнхена, а потом Лейпцига. Он был блестящим лектором, в его переполненной аудитории собиралось до 500 человек. В 1882 г. вышел в свет первый том «Антропогеографии», в котором он проследил воздействие природы на ход человеческой истории.

    Одной из идей Ратцеля, вдохновивших его учеников, стала идея социального дарвинизма — распространение законов природы на законы общества. Однако Ратцель всё же призывал не воспринимать эту аналогию буквально, в то время как некоторые его ученики довели её до абсурда, превратив в теорию географического детерминизма.

Начало XX в.: географические факторы мировой политики. Геополитиками начала XX в. были выявлены геофафические факторы, которые играют решающую роль в мировой политике. Это стремление к расширению площади, территориальной монолитности и свободе передвижения.

Как же объяснялась с этих точек зрения политика главных мировых держав в начале XX в.?

Россия обладала протяжённой территорией, территориальной монолитностью, но не свободой передвижения, так как не имела доступа к тёплым морям. Стремлением обеспечить выход к судоходным морям объясняются войны, которые вела Россия на протяжении последних столетий на своих южных и западных границах.

Великобритания имела полную свободу передвижения благодаря флоту и господству на морских путях. Она увеличивала свою территорию за счёт колоний и доминионов, которые расширяли её жизненное пространство. Таким образом, Британская империя оказалась разбросанной на 26% земного шара, и именно в отсутствии монолитности была её главная слабость. Политический выход был найден в создании Британского Содружества наций, которое экономически и политически привязало к Великобритании заморские владения, бывшие и настоящие.

Германия не имела ни протяжённой территории, ни свободы передвижения. Главные портовые города Германии — Гамбург, Бремен, Киль располагались в устьях рек, закреплённых за голландцами по Вестфальскому договору. Однако Германия имела территориальную монолитность и единый этнос, что как бы подготавливало её экспансию, требовало расширения жизненного пространства.

Геополитики предсказывали экспансию и рост мощи США, которые обладали всеми тремя факторами, и политическую напряжённость в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где главная сила — островная Япония — не имела возможности расширения территории.

Теории Хэлфорда Маккиндера. Его основные работы: статья «Географическая ось истории» (1904 г.), книга «Демократические идеалы и реальность» (1919 г.). X. Маккиндер являлся представителем британской школы геополитики, его теории исходили из различий между морскими и континентальными державами и их принципиальной противоположности как геополитических антиподов. Первые демонстрируют своё присутствие в мире с помощью военного и торгового флота. Благодаря флоту они обладают мобильностью, могут защищать собственные интересы по всему миру, контролируя морские коммуникации.

Континентальные державы в первую очередь контролируют пространства суши и торговые пути, которые обеспечивают их всем необходимым.

Согласно модели X. Маккиндера, в центре мира находится гигантский закрытый континент — «срединная земля» — массив неподвижной суши, где проходит географическая ось истории (территория Центральной Азии). «Внутренний полумесяц» — мир подвижной истории и родина мировой культуры (страны Средиземноморья, Западной Европы, Среднего Востока, Индийского субконтинента) — расположен между «срединной землей» и океанами (рис. 86). Во «внешнем полумесяце» расположены Америка, Африка к югу от Сахары, Австралия и Океания. Это зона морских держав.

Рис. 86. "Географическая ось истории" Х.Маккиндера

«Срединная земля» непобедима, так как морские державы не могут вторгнуться в эту зону, поэтому страны «внутреннего полумесяца» никогда не могли подчинить себе народы, населяющие «срединную землю» (неудачные попытки шведского короля Карла XII, Наполеона, Гитлера). В то же время народы «срединной земли», наоборот, могут легко вторгнуться в страны «внутреннего полумесяца» и покорить их. Это значит, что народы «внешнего полумесяца» и «внутреннего полумесяца» должны выполнять сдерживающую роль и всегда быть готовыми к нападению народов «срединной земли». После Великих географических открытий баланс сил лишь временно изменился в пользу морских стран, поскольку благодаря появлению железнодорожного транспорта вновь был дан импульс развитию сухопутных государств.

Сходных взглядов придерживался американский адмирал А. Махен (работа «Влияние морской силы на историю, 1660—1783», 1890 г.), который считал, что контроль над морями означает контроль над миром.

В 1943 г. в статье «Круглый мир и достижение мира» X. Маккиндер предложил новую модель — союз «хартленда» (СССР) со «срединным океаном» (Великобритания и США) против Германии. В этой статье он обосновал необходимость создания нового геополитического образования — трансатлантического сообщества (Североатлантического блока — НАТО).

Американская школа геополитики. На принципы британской школы опирается американская школа геополитики, толчком к развитию которой послужило превращение США в мировую державу во второй половине XX в.

В 1942 г. вышла работа Николаса Спикмена «Американская стратегия в мировой политике». По его мнению, роль ведущей морской державы перешла к США — государству, расположенному во «внешнем полумесяце», а роль главного континентального соперника — к СССР. В новую модель было введено понятие «римленд» — контактная зона («внутренний полумесяц»), контроль над которой обеспечивает мировое господство.

Эти теоретические построения легли в основу реальных политических стратегий эпохи противостояния и «холодной войны» — «геополитического сдерживания». Его практическая реализация выразилась в окружении СССР враждебными государствами и военными базами.

Особое значение в американской геополитике имел так называемый «эффект домино», согласно которому приход коммунистов к власти в одной стране ведёт к аналогичным процессам в соседних.

Концепция географического предназначения Германии. Шведский профессор Рудольф Челлен (1864—1922) перешёл от теоретической геополитики к практическим рекомендациям. Ему принадлежит идея о географическом предназначении Германии: эта страна, расположенная в центре Европы, представляет и защищает интересы Европы как континентального блока, поэтому её действия на международной арене идут на благо всем европейским народам.

Геополитик Артур Дике показал, что существование «единой Европы», выразителем интересов которой является Германия, возможно только при наличии непрерывной пространственной связи между Северным морем и Персидским заливом (рис. 87). Антиконтинентальная стратегия Лондона всегда была направлена на разрыв этой «диагонали»: для этого Великобритания использовала и провоцировала конфликтные ситуации на этой линии — на Балканах, в районе Дарданелл, в Армении, Месопотамии.

При германском императоре Вильгельме II (правил в 1888—1918 гг.) был создан союз между Германией, Австро-Венгрией и Османской империей, воображаемая ось которого шла по диагонали от острова Гельголанд (напротив устья Эльбы) в направлении Стамбула, Персидского залива, Индийского океана. Это обеспечивало Германии присутствие в Средиземном море, контроль над Чёрным морем, Персидским заливом, выход в Индийский океан, где тогда господствовали англичане.

Рис. 87. Артур Дике. «Диагональ» в Европе, которую стремилась контролировать Германия

После распада Османской империи и создания мозаики государств на Балканах эта ось распалась. Её восстановление стало главной целью германской дипломатии и военных действий в последующие десятилетия.

Геополитические теории Карла Хаусхофера как идейная база немецкой экспансии первой половины XX в.

К. Хаусхофер (1869—1946) создал научную школу геополитики и геополитический журнал («Zeitschrift fur Geopolitik»), с его именем связано превращение геополитики в идейную базу немецкой дипломатии первой половины XX в.

Ключевым понятием геополитики того времени стало понятие «жизненное пространство», введённое ещё в XIX в. Ратцелем. Вслед за ним Хаусхофер считал, что основные проблемы Германии вызваны несправедливыми и тесными границами (рис. 88). Эти положения отвечали взглядам немецких государственных деятелей того времени, поскольку обосновывали необходимость экспансии.

Рис. 88. Необходимое «жизненное пространство» Германии (по К. Хаусхоферу)

К. Хаусхоферу принадлежит также идея панрегионализма. Он считал, что большие континентальные объединения являются велением времени. Народы должны ориентироваться на новую форму политической организации — большое пространство, которое необходимо, поскольку узкие государственные рамки препятствуют развитию современной специализированной промышленности и мешают мировым товаропотокам, таможенные барьеры увеличивают себестоимость продукции.

К. Хаусхофер выделил следующие потенциальные большие пространства, которые могли бы образоваться к середине XX в.: Евроафрика с господством Франции и Германии; СССР со сферой влияния в Иране, Афганистане, Индии; Япония как геополитический центр Восточной Азии; США со сферой влияния в Северной и Южной Америке. Он был одним из тех, кто рекомендовал заключить советско-германский пакт 1939 г. (известен как пакт Молотова—Риббентропа), предложил неосуществившийся план создания континентального Евроазиатского Союза, который включал бы Испанию (диктатор Франко), Италию (Муссолини), Францию (профашистский режим во Франции сумел продержаться с 1940 по 1944 г.), Германию (Гитлера), СССР (Сталина) и Японию. Этот союз, действующий совместно с национально-освободительными движениями, должен был противостоять морским державам, прежде всего Великобритании.

Середина XX в. После 1945 г. в центре «срединной земли» появился большой коммунистический регион, в качестве противовеса которому сформировались военные блоки (НАТО, СЕНТО, СЕАТО), и началась так называемая «холодная война» и войны настоящие — корейская, вьетнамская, афганская.

Теоретической основой традиционной геополитики был географический детерминизм. Выработанные геополитиками первой половины XX в. стратегии стали фактически программами действий противоборствующих блоков. Геополитические идеи о «великом предназначении Германии как центра Европы», о «Британской империи, над которой никогда не заходит солнце», о «России, помогающей православным на Балканах» и т. д. прочно укоренились в массовом сознании, мышлении политических деятелей. Постепенное превращение геополитических идей в национальные доктрины ярко проявлялось в странах с особыми национальными амбициями.

Рейтинг@Mail.ru