Читать онлайн учебники
на ANSEVIK.RU

>>> Перейти на мобильный размер страницы >>>

Учебник МХК для 10 класса

Мировая художественная культура

       

Тема 8. Сергий Радонежский и Епифаний Премудрый: Жизнь как житие

        Земле Русская, граде святый!
        Украшай твой дом,
        В нем же Божественный
        Великий сонм святых прослави.

        /Стихира русским святым/

        Всех, которых пришел искупить
        Ты Своею Пречистою кровью, —
        Бескорыстной, глубокой любовью
        Научи меня, Боже, любить!

        /Вел. князь Константин Романов/

Осень 1392 г. была отмечена на Руси всеобщей скорбью: скончался игумен Троицкого монастыря что на Маковце Сергий Радонежский. Вот уже свыше шестисот лет обращаются русские люди с надеждой к великому Молитвеннику и Печальнику земли Русской. Зажжены лампады в Троице-Сергиевой лавре, основанной преподобным Сергием, чтутся его заветы, люди поклоняются раке с его мощами. А ведь Сергий не был ни политиком, ни государственным деятелем. Но вся его жизнь удивительно тесно сплелась с судьбой Руси своего времени. Его святая молитва, кроткое спокойствие, гармония слов и дел оказали огромное влияние на духовное развитие русского общества. В тяжелые времена борьбы с ордынцами, насилия, кровопролития, безумного разгула страстей Сергий Радонежский тихо делал свое святое дело, даря утешение обездоленным, надежду страждущим, веру сомневающимся. Исполняя христианские заповеди любви, он был живым примером для людей в переломный момент нашей истории. Поэтому XIV в. можно назвать эпохой Сергия Радонежского.

Послушаем В.О. Ключевского, который писал: «Пятьдесят лет делал свое тихое дело преподобный Сергий в Радонежской пустыни; целые полвека приходившие к нему люди вместе с водой из его источника черпали в его пустыни утешение и ободрение и, воротясь в свой круг, по каплям делились им с другим... Этими каплями нравственного влияния выращены были два фактора, которые легли среди других основ нашего государственного здания и которые оба связаны с именем преподобного Сергия. Один из этих факторов — великое событие, совершившееся при жизни Сергия... Событие состояло в том, что народ, привыкший дрожать при одном имени татарина, собрался наконец с духом, встал на поработителей и не только нашел в себе мужество встать, но и пошел искать татарских полчищ в открытой степи и там повалился на врагов несокрушимой стеной, похоронив их под своими многотысячными костями. Как могло это случиться? Откуда взялись, как воспитались люди, отважившиеся на такое дело, о котором боялись и подумать их деды? Глаз исторического знания уже не в состоянии разглядеть хода этой подготовки великих борцов 1380 г.; знаем только, что преподобный Сергий благословил на этот подвиг главного вождя русского ополчения, сказав: “Иди на безбожников смело, без колебания, и победишь”, — и этот молодой вождь был человек поколения, возмужавшего на глазах преподобного Сергия и вместе с князем Дмитрием Донским бившегося на Куликовом поле»*.


* Ключевский В.О. Исторические портреты. М., 1990. С. 72.


Преподобный Сергий не оставил каких-либо трудов. Из тьмы веков донеслись до нас лишь скудные сведения о его жизни. Но нашелся монах, талантливый писатель Епифаний, прозванный Премудрым, что создал прекрасное произведение о Сергии, «Житие», воссоздав в нем светлый образ великого человека, ставшего символом православной святости.

Художественное наследие России

Святая Русь в иконописи и литературе

Преподобный Сергий Радонежский. Фрагмент иконы. Первая треть XVI в.

 

Медведь приходит к св. Сергию Радонежскому. Клеймо иконы «Преп. Сергий Радонежский в житии». XVI в.

Преп. Сергий возвращает живого младенца отцу. XVII в.

 

Исцеление бесноватого.

Преп. Сергий благославляет вел. князя Дмитрия Донского. Фрагмент иконы. Ок. 1680.

 

Преп. Иосиф Волоцкий. XVI в.

Преп. Варлаам Хутынский.

 

Труды в монастыре. Миниатюра из жития преп. Сергия Радонежского. Конец XVI в.

Преп. Сергий благославляет Андроника в Спасском монастыре. Конец XV в.

 

Преп. Кирилл Белозерский. XVI в.


Фрагмент 1

«После ухода игумена преподобный Сергий в пустыне жил один, без всякого человека. И кто может рассказать о трудах его, о подвигах его, что претерпел он один в пустыне? Невозможно рассказать, какого труда духовного, каких забот стоило ему начало всего, когда жил он столько лет в лесу пустынном. <...> Иногда бывали демонские козни и устрашения, иногда угрожали ему звери, ибо много тогда зверей было в пустынном месте том. И среди них один зверь, называемый медведем, часто приходил к преподобному. И видел преподобный, что не ради злобы приходит к нему зверь, но от остатков пищи немного берет себе на еду иногда; и выносил ему из хижины своей немного хлеба, клал на пень или на колоду, чтобы пришедший по обыкновению, зверь готовую пищу брал себе и уходил. А когда недоставало хлеба и пришедший зверь не находил обычной своей доли, тогда подолгу не уходил, а стоял, озираясь по сторонам, ожидая, как некий злой должник, жаждущий получить долг. А когда нуждался преподобный и не было лишней пищи у него, то делил он на две части: одну — себе, другую — зверю. <...> Спустя некоторое время начали посещать его монахи, сначала по одному, потом же когда по двое, когда — по трое, молили преподобного, припадая и говоря: “Отец, прими нас, хотим с тобою на этом месте жить и души свои спасти”. Преподобный же спрашивал их: “Можете ли терпеть трудности места этого, голод и жажду, и всякие... недостатки?” Они же ответили: “Да, честной отец, хотим” <...>

И стало известно, что по попущению Божию за грехи наши ордынский князь Мамай двинул силу великую, всю орду безбожных татар, идут на Русскую землю. И были все люди в великом страхе притесняемы. Князь же великодержавный, который тогда скипетры русских стран держал, достохвальный и победоносный, — великий Дмитрий, — пришел к святому Сергию. Имел он великую веру к святому старцу и хотел спросить его, велит ли ему идти против безбожных татар: ибо знал его как мужа добродетельного и дар пророчества имеющего.

Святой же, услышав это от великого князя, благословил его, молитвою вооружив, и сказал: “подобает тебе, господин, заботиться о врученном от Бога христоименитом стаде”. Иди против безбожных, и, так как Бог помогать тебе будет, победишь, и в здравии в свое отечество с великими похвалами возвратишься» (Епифаний Премудрый. Житие Сергия Радонежского // Древнерусская литература / Сост. Е.Б. Рогачевская. С. 184—192).

Фрагмент 2

«Пусть поймет и осознает всякий, кто разум имеет, что это было дело лукавого дьявола злобного и зломудренного и источника зла. Ведь хотел дьявол прогнать преподобного Сергия с места того, завидуя спасению нашему, а также опасаясь, что святой на пустом этом месте обоснуется с Божьей благодатью, и, благодаря своему терпению, монастырь воздвигнет, и своим тщением и прилежанием некую деревню создаст здесь или некое населит селения, и некий воздвигнет городок, обитель священную и пристанище для монахов создаст для славословия и непрестанного воспевания Бога. Что и сбылось по благодати Христовой, и это мы видим сегодня: ведь не только этот великий монастырь, Троицкую лавру в Радонеже, он создал, но и многие другие монастыри различные он основал и в них множество монахов собрал по отеческому обычаю и преданию» (Епифаний Премудрый. Житие Сергия Радонежского // Путь на Маковец. Читаем «Житие Сергия Радонежского» Епифания Премудрого / Сост. Н.В. Давыдова. М., 1992. С. 63).

Фрагмент 3

«Новое подвижничество, которое мы видим со второй четверти XIV в., существенными чертами отличается от древнерусского. Это подвижничество пустынножителей. <...> Излюбивши пустыню, они (святые. — Л. Р.) явили большую отрешенность от мира и его судьбы, чем подвижники киевские... Но, взяв на себя труднейший подвиг, и притом необходимо связанный с содержательной молитвой, они подымают духовную жизнь на новую высоту, еще не достигнутую на Руси». (Федотов Г.П. Святые Древней Руси. М., 1999).

Что знаем мы сегодня о самом Епифании Премудром? Скупые строки биографии дают лишь самые общие представления о его судьбе. И все же, опираясь на известные науке факты, попытаемся представить жизнь этого необыкновенного человека.

Родился Епифаний Премудрый, вероятно, до переломного в судьбе Древней Руси 1380 г. Это значит, что детство и юность его пришлись на времена героические и одновременно трагические. То набегали отряды Орды, то вспыхивали междоусобные войны князей, восстающих брат на брата... Лилась кровь, русские города озарялись пламенем пожарищ.

В те времена многие духовно одаренные юноши, склонные к учению и книжности, искали покоя в монастырях, становились монахами. Греческое слово «монах» можно перевести как «живущий отдельно»*. Принимая монашеский постриг**, человек отрекался от богатств земных (дома, семьи, денег, титулов, общественного положения) во имя служения Богу, нравственного самосовершенствования. Известно, что Епифаний Премудрый несколько лет провел в обители Григория Богослова, что находилась в Ростове. Монастырь славился своей библиотекой Очевидно, что широкий кругозор писателя начал складываться здесь, в монастырской тиши.


* На Руси монахов называли иноками (т. е. ведущими иную жизнь) или чернецами (по цвету носимой одежды).

** Постриг — обряд посвящения в монашество, при котором человек получал новое имя.


Аскетическая монашеская жизнь воспитывала трудолюбие, внутреннюю дисциплину. Но самое важное — она позволяла полнее осмысливать евангельские заветы — «Возлюби ближнего своего», «Не убий», «Не завидуй», «Не кради». Книжная мудрость развивала интеллект, укрепляла в вере. Но монастырские стены порой становились тесными, хотелось своими глазами увидеть то, о чем пишется в книгах. Однако в Древней Руси люди, отправлялись в далекие земли, к святым местам на Восток, в Иерусалим, совершали паломничество с единственной целью — приблизиться к святыне, осененным именем Иисуса Христа. Побывав на Святой земле, люди приносили домой пальмовую ветвь в память об евангельском рассказе о последнем входе Иисуса Христа в Иерусалим. Само слово «паломник» произошло от слова «пальма».

Путь паломника был долгим и полным опасностей. Однако в самые трудные времена русские люди шли к святым местам, готовясь в дороге к великому покаянию, молясь и постясь, испрашивая у Бога прощения за свои грехи. Они мысленно обращались к другому великому страннику — Иисусу Христу, который, как сказано в Евангелии, начал свое служение с выхода в путь. То же сделали и его ученики, оставив привычные заботы, родных, кров во имя высшей духовной цели, нравственного совершенствования.

Сделав это краткое отступление, вернемся к биографии Епифания Премудрого. Оставив монастырь, писатель стал паломником, побывал в Константинополе, на Афоне (в знаменитом мужском Афонском монастыре) и, конечно же, в Иерусалиме. Можно только представить то духовное потрясение, которое испытал Епифаний Премудрый на этом нелегком пути. Во всяком случае домой, в Ростов, он не вернулся. Его манила Троицкая обитель, что под Москвой, где пребывал преподобный святитель Сергий. Знающие люди говорили, что Сергий достиг при жизни святости и творит чудеса именем Божиим. Вот и отправился Епифаний Премудрый в обитель Сергия и остался там до конца своих дней, написав здесь свои произведения — «Житие Стефана Пермского» (1396—1398) и «Житие Сергия Радонежского» (закончено в 1418 г.).

Мы уже обращались к жанру жития. Здесь же подчеркнем еще одну его особенность — стиль словесной похвалы, словесного украшения. Древнерусские писатели хорошо понимали, что о подвигах святого нельзя говорить как о чем-то обыденном. Поэтому они выбирали слова и выражения, подчеркивающие величие деяний духовных подвижников. Высокого мастерства в искусстве возвышения подвига святого достигает Епифаний Премудрого в «Житии Стефана Пермского». Речь писателя в этом сочинении можно сравнить с особой поэзией — обилие метафор, усложненная ритмика, звуковые повторы придают ей музыкальность, торжественность. В тексте встречаются выражения «плетения риторска», «слово плетущи». Отсюда произошло определение стиля писателя как эмоционально-экспрессивного, вошедшего в историю под названием «плетение словес». Словесная вязь Епифания Премудрого плетется бесконечно долгими предложениями, и за этой бесконечностью угадываются контуры того высшего духовного смысла, ради которого писалось житие.

Вот, к примеру, строки, посвященные Феофану Греку: «Сей дивный и знаменитый муж питал любовь к моему ничтожеству; и я, ничтожный и неразумный, возымел большую смелость и часто ходил на беседу к нему... Сколько бы с ним кто ни беседовал, не мог не подивиться его разуму, иносказаниям (“притчам”) и его хитростному строению. Когда я увидел, что он меня любит и что он мною не пренебрегает, то я к дерзости присоединил бесстыдство и попросил его: “Прошу у твоего мудролюбия, чтобы ты красками написал мне изображение святой Софии Цареградской, которую воздвиг великий Юстиниан, уподобляясь премудрому Соломону...” Он же, мудрец, мудро ответил мне: “Невозможно, — молвил он, — ни тебе того получить, ни мне написать, но, впрочем, по твоему настоянию, я частично напишу тебе, и то это не часть, а сотая доля, от множества малость, но благодаря этому малому написанному нами изображению и остальное ты представишь и уразумеешь”. Сказав это, он быстро взял кисть и написал изображение храма наподобие подлинной церкви в Цареграде и дал его мне. От того листа была великая польза и прочим московским иконописцам, так как многие перерисовали его себе, соревнуясь друг с другом...»*.


* Цит. по: Любимов Л.Д. Искусство Древней Руси. С. 193.


Конечно, современные представления о занимательной сюжетности или событийности в литературе совершенно иные, нежели в произведениях Епифания Премудрого. И все же его сочинения никого не оставят равнодушными. В особенности если мы обратимся к «Житию Сергия Радонежского».

Сведения о жизни Сергия Радонежского Епифаний Премудрый начал собирать после смерти преподобного*. Текст «Жития...» рождался на основе личных воспоминаний, но не только. В монастыре еще были живы старцы, наблюдавшие за духовным подвигом Сергия. К ним обращался писатель в первую очередь, стремясь как можно больше узнать о деяниях святого.


* Преподобный — значит «подобен Богу». Так называют монахов, причисленных к лику святых.


Посетил Епифаний Премудрый родной Ростов, который, по стечению обстоятельств был родиной Сергия, побывал и в Радонеже, где прошли детские годы Сергия. Шаг за шагом следовал Епифаний Премудрый путем Сергия Радонежского почти два десятка лет. Вот только записать свое повествование не решался. А когда все же приступил к работе, то за год ее и закончил.

«Житие Сергия Радонежского» написано в спокойной повествовательной манере. В нем мы находим описание самых разных эпизодов жизни святого. Это и рассказ о видении отроку Варфоломею, позднее запечатленный на известном полотне Михаила Нестерова. Это и подробное описание монашеского подвига Сергия, и история основания им на горе Маковец Троицкой обители. Но, хотя в произведении довольно много фактического материала, он остается как бы за скобками повествования, в котором сменяют друг друга поучения, наставления, размышления, молитвы.

То или иное событие «Жития...» оценивается писателем с точки зрения его духовной значимости. Словесная вязь Епифания Премудрого плетется бесконечно долгими предложениями, и за этой бесконечностью угадываются контуры того высшего смысла, ради которого жил и продолжает жить среди нас Сергий Радонежский. Обратим внимание и на тот внутренний акцент, который сделал писатель, рассказывая о монашеской жизни святого. Сергий Радонежский ушел от мира для достижения святости в тишине и полном уединении. Не случайно он избрал самый тяжелый монашеский путь — пустынножительство, полное опасностей, голода, холода. Однако отшельничество длилось недолго. Со всех концов земли русской стали приходить к Сергию люди, ища помощи, исцеления, защиты. Так родился на горе Маковец в лесной глуши новый монастырь, которому суждено было стать центром религиозной жизни Руси, в будущем — Трои-це-Сергиевой лаврой. Знаменитый его первый игумен Сергий Радонежский спокойно нес крест общественного служения. Как утверждает В.О. Ключевский, именно он благословил русское воинство на битву в поле Куликовом, предсказал великую победу Дмитрия Донского. И обо всем этом рассказывает «Житие...» Епифания Премудрого.

Умер Епифаний Премудрый в Троице-Сергиевом монастыре около 1420 г. Сочинение же его стало образцом подражания для многих авторов. Образ святого Сергия Радонежского, утешителя и заступника, навсегда остался в памяти народа, в истории русской религиозной мысли и культуры.

Вопросы и задания

  1. Какими делами прославлен в русской истории преподобный Сергий Радонежский? Какие духовные подвиги он совершил? Кто может считаться учеником преподобного Сергия? Как запечатлен его образ в русской живописи?
  2. Расскажите о сюжете картины М.В. Нестерова «Видение отроку Варфоломею». Музыка каких сочинений могла бы передать настроение, которое создает это полотно?
  3. Что вам известно о древнерусском писателе Епифании Премудром? Почему он работал в стиле, который сам же называл «плетением словес»? Какие образы воссоздавал писатель и в каком литературном жанре он работал?
  4. О каких духовных заветах преподобного Сергия Радонежского узнаем мы из «Жития...», созданного во славу святого Епифанием Премудрым?
  5. Расскажите о наиболее запомнившихся вам эпизодах «Жития Сергия Радонежского» Епифания Премудрого.
  6. Каково значение «Жития...» для развития духовной и художественной культуры Руси? Попытайтесь связать сочинение Епифания Премудрого с образом «Троицы» Андрея Рублева.

Рейтинг@Mail.ru