Читать онлайн учебники
на ANSEVIK.RU

>>> Перейти на мобильный размер страницы >>>

Учебник МХК для 10 класса

Мировая художественная культура

       

Тема 19. «Строгий стройный вид» (логика нового зодчества)

        О! Боже, твой предел да створит,
        Да о Петре России всей в отраду,
        Светило дня впредь равного не зрит,
        Из всех градов, везде Петрову граду.

        /В.К. Тредиаковский/

      Архитектура, что за вещь?
      Она есть строение естественное и художественное.

      /В.Ф. Каржавин/

А.А. Ахматова, думая о загадочной притягательности Санкт-Петербурга, написала в ХХ в. следующие строки:

        Не я одна, но и другие тоже
        Заметили, что он подчас умеет
        Казаться литографией старинной...

Эти ассоциации вовсе не случайны. Строгость и стройность формы, четкая выверенность пропорций русской классицистской архитектуры второй половины XVIII в. напоминают наиболее совершенные образцы то древнегреческого, то римского зодчества, отмеченного знаком «вечной красоты».

Освоение европейского классицизма в России протекало очень интенсивно, и его идеалы служили ориентиром в эстетической среде, формируя у отечественных мастеров безупречный вкус, чувство меры и представления о гармонии частей и целого. Но все же ни греческая, ни римская старина, на которую ориентировались европейские профессионалы, не заслонила от русских архитекторов окружающей жизни. Их творчество отвечало запросам российской культуры.

Классицизм в русской архитектуре XVIII в. имеет два этапа развития: ранний приходится на 60-е — начало 80-х годов; строгий классицизм завершается в 90-е годы. Для раннего периода характерна монолитность зданий, позднее же архитектурные композиции мыслятся как совокупность самостоятельных, но соподчиненных частей.

В зодчестве каждого периода есть излюбленные приемы строительства — форма портиков и колонн, принципы членения фасадов, рисунок и пропорции ордера. Обратимся к архитектурным памятникам первого этапа.

Зодчество 60-х — начала 80-х годов XVIII в. отличалось лаконизмом и стремлением к четкости достаточно объемных решений. Основным масштабом в композиции фасадов и интерьеров становится ордер. Среди основоположников раннего русского классицизма выделяется мощная фигура А.Ф. Кокоринова (1726—1772). Прекрасным памятником его таланту можно считать здание Академии художеств (1764—1788).

Соавтор А.Ф. Кокоринова Ж.-Б. Валлен-Деламот (1729—1800), уроженец Франции, был приглашен для преподавания в класс архитектуры в 1759 г. в открывшуюся в России Академию художеств. Он был учителем не только в теории, но и на практике. Его лучшие работы — Гостиный двор (1761—1785), Малый Эрмитаж (1764—1767) и Дворец Чернышева на Мойке (1767—1768). Как видим, отдаленные иностранные зодчие по-прежнему принимали активное участие в строительстве города.

Вершины отечественной архитектуры второй половины века связаны с именами русских мастеров В.И. Баженова, М.Ф. Казакова. И.Е. Старова.

Величайший мастер русского классицизма — В.И. Баженов (1737 или 1738—1799) прожил сложную, наполненную трагическими событиями жизнь. Сын псаломщика одной из кремлевских церквей, он провел свое детство и юность среди сказочного великолепия кремлевских соборов. Попробовав свои силы в рисовании и живописи, Баженов избрал зодчество, которое стало делом его жизни, призванием и страстью. Первоначальные знания он получил в мастерской известного архитектора Д.В. Ухтомского, а затем подающий надежды юноша был переведен для учебы в Петербургскую Академию наук, которую окончил в 1758 г. Баженов всегда гордился тем, что одним из первых художников получил диплом отечественного образца, заложив начало будущей Академии художеств.

В дальнейшем талантливый молодой мастер получил возможность продолжить образование в качестве «пенсионера» в Италии, где приобрел известность и стал профессором Римской, членом Флорентийской и Болонской академий. Однако возвращение на родину не принесло желанной удачи. Дерзновенность замыслов, независимый и смелый характер зодчего не нравились начальству. Не найдя применения своим способностям в Петербурге, Баженов покинул столицу и возвратился в Москву.

Самое удивительное детище Баженова — проект Кремлевского дворца в Москве (1767—1773). Европейски образованный, склонный философски подходить к решению стоящих перед ним задач, Баженов проектировал его под непосредственным воздействием Комиссии по составлению нового «Уложения». Архитектор стремился воплотить в своем проекте идею своеобразного государственного центра, некий российский вариант античного народного форума. В дворцовый комплекс, кроме императорской резиденции, должны были войти здания коллегий, арсенал, театр, площадь с трибунами для народных собраний, обрамляющие ансамбль Ивановской площади с ее соборами и колокольней Ивана Великого.

Проект был утвержден Екатериной II, однако строительство вскоре было заморожено. Незавершенным по прихоти императрицы остался и баженовский ансамбль подмосковной усадьбы Царицыно. Ныне мы можем только догадываться об истинных причинах монаршей немилости, а их было немало. Достаточно напомнить, что Баженов был всегда близок наиболее радикально настроенным кругам российских просветителей, входил в московскую масонскую ложу, не скрывал своих республиканских убеждений.

После неудач, постигших его при воплощении в жизнь «монарших» законов, Баженов отдается строительству городских сооружений.

Самым совершенным творением В.И. Баженова в Москве является дом П.Е. Пашкова (1784—1786). Ныне это здание входит в комплекс Российской государственной библиотеки. Дом построен над откосом холма, спускавшегося к Моховой улице. Главный фасад обращен к Кремлю и Москве-реке. Здание имеет ряд особенностей. Во-первых, главный вход и парадный двор расположены с обратной стороны фасада, что было не характерно для городских усадеб того времени. Во-вторых, характер фасадной поверхности, ордера, орнаментика, балюстрада с вазами неожиданно напоминают о барочных композициях. Высокое мастерство и огромная одаренность позволили зодчему соединить разнохарактерные мотивы в единый гармоничный художественный образ; в нем нет места эклектике, но есть выражение неповторимой творческой индивидуальности русского гения.

Для Петербурга же архитектор спроектировал лишь одно крупное сооружение — здание Михайловского (Инженерного) замка, работа над которым началась в 1792 г.*


* Возведением замка в 1797—1800 гг. руководил В.Ф. Бренна, внесший существенные изменения в проект.


Переоценить вклад Баженова в русскую культуру невозможно. Он состоялся как подлинный мастер-просветитель, деятельность которого не ограничивалась собственно творчеством. В числе его начинаний попытки организовать художественную школу и картинную галерею в Москве, провести реформы в Академии художеств, участие в опубликовании полного русского перевода Витрувия, осуществленного Ф.В. Каржавиным, проект издания «Российской архитектуры» и многое другое. Размах его замыслов не соответствовал предоставленным ему возможностям, и его смелые проекты не были воплощены в жизнь, ибо архитектор в своей работе всегда зависит от «денежного мешка» власть имущих.

Художественное наследие России

Архитектура классицизма

А. Кокоринов, Ж.-Б. Валлен-Деламот. Академия художеств. 1764—1788.

 

В. Баженов. Модель Кремлевского дворца в Москве. 1773.

В. Баженов. Виноградные ворота. Усадьба Царицыно под Москвой. 1775—1785.

 

В. Баженов. Дом Пашкова. Литография XVIII в. Москва.

И. Старов. Таврический дворец. 1783—1789.

 

Ч. Камерон. «Камеронова галерея». Царское село. 1780—1794.

Ч. Камерон. Павловский дворец. Павловск. 1782—1786.

 

Д. Кваренги. Александровский дворец. Царское село. 1792—1796.

Размышления современников об архитектуре

Фрагмент 1

«...мы взялись неосторожно за воспитание, не сходное с нравами национальными: не узнавши склонность молодого человека, отец назначает его к художеству ради единого куска хлеба и отдает его на руки учителей в школу, не испытавши сил его и без всякого приготовления к учению академическому. <...> Чтоб впредь не принимать малолетних в Академию художеств, но отворить сие училище для всякого, желающего спознать художества. А как учение сие должно быть свободное, то допускать до него только свободных мальчиков, совершенно выученных российской грамоте. И когда они довольное время походят в академические классы и успехами своими, соединенными с добронравием, откроют явную охоту и склонность, тогда, а не прежде, принимать таковых на содержание академическое и определять их к тому художеству, к которому открылась врожденная склонность». (Баженов В.И. Примечания об Императорской Академии художеств).

Фрагмент 2

        Что шаг, то новая в глазах моих картина...
        Там светится в кустах полусокрытый храм,
        И тень младых берез решеткой по стенам
        Раскинувшись, чернеет,
        А там у башни мост, отважною дугой
        Реку перескочив, на зыби вод белеет...

        /В.А. Жуковский/

Фрагмент 3

«Строительное неистовство у нас свирепствует больше, чем когда-либо, и едва ли землетрясение разрушило бы столько зданий, сколько мы их воздвигаем: строительство — какая-то чертовщина, пожирающая уйму денег, и чем больше строишь, тем больше хочется строить; это прямо болезнь...» (Екатерина II. Письмо к Ф.М. Гримму. 1779 г.).

Более уравновешенно и спокойно прошел свой жизненный путь младший современник Баженова И. Е. Старое (1745—1808). Он вместе с Баженовым приехал в молодости из Москвы в Петербург, окончил Академию художеств и вслед за Баженовым совершил пенсионерскую поездку во Францию и в Италию.

Наиболее значительное творение Старова — Таврический дворец. Это громадная городская усадьба Г.А. Потемкина, получившего за освоение Крыма титул Таврический. Созданный в традициях строгого зрелого классицизма. Таврический дворец предназначался для торжественных праздничных приемов. Основу его композиции составляет зал-галерея, разделяющая весь комплекс интерьеров на две части. Со стороны парадного входа — это ряд помещений, примыкающих к восьмиугольному купольному залу. С противоположной же стороны открывается большой зимний сад.

Здание это многократно перестраивалось, и о его первоначальной красоте можно судить разве только по плану.

Огромный вклад в утверждение классицизма конца XVIII в. внесли иностранные мастера. Уроженец Италии Д. Кваренги (1744— 1817) наиболее творческую часть жизни провел в России. Большинство проектов талантливый мастер воплотил в Санкт-Петербурге и его окрестностях. Строил он также в Москве, в провинциальных городах, на Украине. Удивительная активность мастера принесла свои плоды. Зодчий создал такие шедевры, как здание Академии наук на набережной Невы (1783—1785), Эрмитажный театр (1783—1787), дворец в Петергофе (уничтожен фашистами), Александровский дворец в Царском Селе (1792—1800), Ассигнационный банк (1783— 1799), дворец Юсуповых на Фонтанке, торговые ряда на углу Невского проспекта и набережной Фонтанки, Екатерининский институт (1804—1807), Конногвардейский манеж (1804—1807), Смольный институт (1806—1808) и др.

Здание Смольного института сооружено рядом с барочной постройкой В.В. Растрелли, что создает прекрасную возможность проследить эволюцию архитектурной «моды». Проект Кваренги отличается лаконичностью планировки. Вместе с тем главный фасад Смольного монументален, его центральная часть подчеркнута красивым портиком из восьми колонн. Сочетание рациональности и торжественности характерно и для внутреннего интерьера, где богато украшенный парадный зал соседствует с более простыми по отделку комнатами.

Шотландец Ч. Камерон (1730-е годы — 1812) работал в России с 1779 г. и прославился как великолепный интерпретатор античности в дворцово-парковых ансамблях камерного типа. Чувство гармоничного единства природы и архитектуры продемонстрировал мастер в комплексе Царского Села (Камеронова галерея, 1780—1793). Шедевром Камерона является дворец в Павловске (1782—1786), созданный для «малого двора» наследника российского престола Павла I. Сооружение зодчего прекрасно вписано в окружающий ландшафт и гармонирует с естественным природным великолепием Русского Севера, дворец, выросший на высоком холме, смотрит на неспешно текущую речку Славянку. Дом создавался вместе с парком и составляет с ним единое целое. Здание вполне соответствует требованиям старого классицизма и облику загородной виллы: квадратное в плане, с круглым залом в центре и галереями, охватывающими пространство двора.

Среди русских архитекторов этого времени особо выделяется Н.А. Львов (1751—1803/04), который к тому же был и поэтом, фольклористом, этнографом, историком (об этом будет говориться ниже). В числе архитектурных работ Львова — строительство Невских ворот Петропавловской крепости (1784—1787), здания Главного почтамта в Петербурге (1783—1789), дома Г.Р. Державина, знаменитой церкви «Кулич и пасха» (1785, название условное), Приоратского дворца в Гатчине (1798—1799), усадебные ансамбли никольское близ Торжка и Вороново под Москвой.

Крупнейшим зодчим эпохи Просвещения был М.Ф. Казаков (1738—1812). Он целиком посвятил свою деятельность украшению московских улиц. Прекрасный мир построенных им каменных зданий получил название «казаковская Москва». Одним из первых крупных сооружений зодчего был Петровский дворец (1775—1782). Казаков задумал его в формах, близких баженовскому ансамблю в Царицыно. Компактное в плане стройное здание с куполом над круглым залом повторяет схему, почерпнутую из наследия итальянского архитектора эпохи Возрождения А. Палладио — модного в те годы источника классицистских идей.

Художественное наследие России

«Казаковская Москва»

М. Казаков. Здание Сената в Московском Кремле. 1776—1787.

 

М. Казаков. Здание Российского Благородного собрания в Москве (ныне Колонный зал). 1784—1787.

М. Казаков. Петровский дворец. Рисунок О.И. Бове. XVIII в.

 

М. Казаков. О. Бове. Дом Гагарина у Петровских ворот. 1786—1790.

М. Казаков. Голицынская больница. 1796—1802.

 

М. Казаков. Дом Демидова в Гороховом переулке. Москва. 1789—1791.

Казакову принадлежит одно из лучших зданий ансамбля Московского Кремля — Сенат (1776—1778). В плане Сенат представляет собой правильный треугольник. Парадный двор находится внутри и замкнут корпусами здания. В вершине треугольника расположен круглый парадный зал, под ним на первом этапе вестибюль, с которым ротонда связана лестницами. Здание было удобным для осуществления государственных функций. Компоновка интерьеров продиктована прежде всего рациональным использованием помещений административно-общественного характера, например, канцелярии разделены между собой перегородками, которые можно было передвигать в соответствии с потребностями службы.

Московский университет архитектор возводил с 1786 по 1793 г. В его проекте учитывалось функциональное предназначение здания для учебного процесса, и на этом акцентировалось внимание. Большой парадный университетский двор с трех сторон окружен корпусами, со стороны улицы возведена высокая металлическая ограда. В центре находится актовый зал, к нему примыкают два больших зала с хорами — здесь хранились коллекции. Далее шла череда учебных классов, соединенных коридорами. Фасад университета напоминает Сенат: он расчленен пилястрами, лопатками, панно, другими орнаментальными элементами. В пожаре 1812 г. здание сгорело и было восстановлено (с изменениями) Д.И. Жилярди.

В середине 80-х годов XVIII в. Казаков создал зал Благородного собрания, где претворил характерные для русского парадного зала черты: прямоугольный в плане корпус окружен колоннами коринфского ордера; перекрытие центральной части приподнято. В поздний период творчества мастер возводит Голицынскую больницу (1796—1801), она была задумана как мемориал в честь старинного русского рода Голицыных. Больница занимает участок между Москвой-рекой на Калужской дорогой. Перед главным корпусом — большой парадный двор. Главный корпус предназначен для приема больных и общих помещений больницы. Основная часть палат размещена во флигелях. В центре главного корпуса была церковь-мавзолей рода Голицыных.

Важной вехой развития художественной культуры в эпоху Просвещения явилось новое в соотношении архитектуры и скульптуры. Синтез этих искусств стал совершенно иным, нежели в первой половине века. Подчиненная, во многом декоративная роль пластического искусства сменилась равноправным содружеством муз, их художественным единством. Многочисленные рельефы и отдельные статуи органично дополняли творения зодчих. Памятники нередко служили организующим центром городского пространства. Гениальный «Медный всадник» — памятник Петру I работы французского мастера З.-М. Фальконе — лишь один из блистательных примеров включения скульптуры в комплекс окружающей застройки.

Бессмертные творения зодчих эпохи Просвещения одухотворены своего рода сверхидеей — уйти от сложности надуманных, подавляющих восприятие форм к простоте и непосредственности, соизмеримой с человеком. В этом архитектура, быть может, полнее и определеннее, нежели другие искусства, отразила духовные устремления передовых людей той эпохи. Особый язык архитектуры позволил российским зодчим выразить наиболее сложные философские идеи, провозглашенные и проповедовавшиеся русскими просветителями.

Вопросы и задания

  1. Расскажите об истории рождения Северной Венеции — Санкт-Петербурга. Вспомните иностранных мастеров, помогавших возводить новую русскую столицу. Назовите русских архитекторов, чьи творения родились в первой половине XVIII в.
  2. Что такое регулярная архитектура? Отвечает ли регулярность идеям «разумного» века?
  3. Расскажите, какие здания построены по проектам Ф.Б. и В.В. Растрелли. Почему дворцы этого мастера связывают со стилем барокко? В какие цвета окрашивал свои творения Растрелли?
  4. Какие иностранные зодчие оставили памятники на русских землях? Можно ли считать эту архитектуру зарубежной?
  5. Какие правила лежали в основе архитектурных сооружений, решенных в русле классицизма? Расскажите о творчестве великих русских архитекторов В.И. Баженова, М.Ф. Казакова, И.Е. Старова.
  6. Составьте рассказ на тему «Дворцы России XVIII в.».

Рейтинг@Mail.ru