Читать онлайн учебники
на ANSEVIK.RU

>>> Перейти на мобильный размер сайта >>>

Учебник МХК для 7-9 классов

Мировая художественная культура

       

11.3. Человек «в центре мира» (эпоха Возрождения)

В ослепительном блеске и многообразии после долгого сна средневековья человеку эпохи Возрождения открывался новый мир... Он запечатлён в архитектурных сооружениях Флоренции, Рима и Венеции, в портретах, созданных кистью и резцом С. Боттичелли, Леонардо да Винчи, Микеланджело, Рафаэля, Тициана и А. Дюрера. Он своеобразно преломляется в любовной лирике Ф. Петрарки, в сатирических персонажах Д. Боккаччо, Ф. Рабле и М. Сервантеса. Он пульсирует в страстях шекспировских героев, в философских утопиях Т. Мора и Э. Роттердамского. Он находит удивительное созвучие в торжественных церковных мессах и светских мадригалах Дж. Палестрины и О. Лассо.

Главные завоевания эпохи Возрождения — это повышенный интерес к человеческой личности, её неограниченным творческим возможностям. Основными идеями общественной мысли становятся идеи гуманизма (от лат. humanus, то есть «человечный»), провозгласившие человека и его общественное благо высшей ценностью. Каким же был человек эпохи Возрождения? Каково его место во вселенной?

Представьте: вы находитесь в необычном обществе, в окружении многих известнейших людей того времени. Среди них мыслители, государственные и общественные деятели, учёные, писатели и художники. Почему так сосредоточены их лица? Прислушаемся, о чём они ведут свой разговор. Конечно же, о Человеке...

Вот берёт слово известный гуманист и философ Пико Делла Миран-дола (1463-1494):

«Я ставлю тебя в центре мира, чтобы оттуда тебе было удобнее обозревать всё, что есть в мире. Я не сделал тебя ни земным, ни небесным, ни смертным, ни бессмертным, чтобы ты сам, свободный и славный мастер, формировал себя в образе, который ты предпочтёшь. .. О дивное и возвышенное назначение человека, которому дано достигнуть того, к чему он стремится, и быть тем, чем он хочет!»

Затем вступает в разговор священник, знаток новой мудрости Марсилио Фичино (1433-1499):

«Человек измеряет землю и небо... Ни небо не представляется для него слишком высоким, ни центр земли слишком глубоким... А так как человек познал строй небесных светил, то кто станет отрицать, что гений человека почти такой же, как у самого творца небесных светил, и что он некоторым образом мог бы создать эти светила, если бы имел орудия и небесный материал... Человек может всё».

Да, человек наделён поистине титаническими возможностями! Он-центр вселенной, от его воли и разума в этом мире зависит всё!

Но не слишком ли смелы и дерзки эти высказывания философов? А как же Бог — творец всего сущего на земле? Какая теперь ему отводится роль? Человек того времени рассуждал примерно так. «Что сделал Бог? И что делаю я?» — спрашивал он себя. Обращаясь к Богу, он говорил: «Ты сотворил меня по своему облику и подобию. Ты творец, и я творец. Значит, я Тебе равен?!» Не правда ли, очень смелые суждения! Кстати, вот как об этом говорит художник, архитектор и теоретик искусства Леон Баттиста Альберти (1404-1472):

«Природа, то есть Бог, вложила в человека элемент божественный и небесный, несравненно более прекрасный, чем что-либо смертное... Она дала ему талант, способность к обучению, разум, свойства божественные, благодаря которым он может исследовать, различать и познавать, чего должно избегать и чему следовать для того, чтобы сохранить себя... Человек рождается не для того, чтобы влачить печальное существование в бездействии, а чтобы работать над великим и грандиозным делом».

Идеи гуманизма нашли наиболее яркое воплощение в произведениях искусства, главной темой которых стал возвышенный и прекрасный, гармонично развитый человек, обладающий неограниченными духовными и творческими возможностями. Художники Возрождения раскрыли его мощь и величие, прославили духовную и физическую красоту, утвердили за ним право свободной личности.

С полотен выдающихся художников Возрождения смотрят лица замечательно красивые и не очень привлекательные, немного загадочные, таинственные и с открытым, устремлённым прямо на нас взором. Мы вспоминаем изящные профили флорентийских женщин и погружённых в глубокие раздумья юношей. Перед нами грозные лики кондотьеров-за-воевателей, неистовых служителей церкви и непостижимо спокойная, ускользающая улыбка Джоконды...

Да, нигде так образно и обобщённо не была представлена человеческая личность, как в искусстве портрета, достигшего вершин мастерства в творчестве известных художников.

Художников Раннего Возрождения, до середины XV века, особенно привлекают профильные портреты, восходящие к изображениям на античных медалях и камеях. Подобные портреты давали представления главным образом о внешности человека, заостряли внимание на своеобразии черт лица.

Пьеро Делла Франческа. Федериго да Монтефельтро

Посмотрите, как запечатлён урбинский герцог, полководец и дипломат Федериго да Монтефельтро художником Пьеро Делла Франческа (1420-1492). Портрет представлен строго в профиль. Мы вглядываемся в черты лица этого человека и пытаемся понять его характер. Несомненно, перед нами человек умный, властный, способный принимать самостоятельные решения. Тёмные глаза зорко глядят из-под опущенных морщинистых век, губы плотно сжаты, волевой подбородок резко выступает вперёд. Он значителен, спокоен и уверен в себе. Всматриваясь в его лицо, мы различаем глубоко вдавленную переносицу, орлиный нос с огромной горбинкой, короткую шею, бородавки на щеке... Да, не очень-то привлекательная внешность. И всё-таки портрет не воспринимается как насмешка художника, напротив, он прославляет его возвышенный образ. Более того, превосходство герцога подчёркнуто несоизмеримостью масштабов портрета и окружающей природы.

С середины XV века художник впервые заглядывает в глаза человека, передаёт единство внешней и внутренней сущности образа. На кого же смотрят эти люди? Куда устремлён и что выражает их взгляд? Портрет того времени мыслится как зеркальное отражение человека, и, следовательно, он смотрит внутрь себя, пытаясь разобраться в своих мыслях и чувствах.

Пинтуриккио. Портрет мальчика

Из множества полотен этого периода мы познакомимся с одним, способным очаровать нас уже с первого взгляда. Это «Портрет мальчика» Пинтуриккио (ок. 1454-1513), созданный в 80-е годы XV столетия. В чём причина неотразимой прелести этой небольшой и скромной картины, которая останавливает наше внимание даже рядом с шедеврами прославленных мастеров? Неужели только в том, что художник просто и безыскусно изобразил то, что видел перед своими глазами?

Мы видим тонкий поэтический образ, старательно выполненный художником. Кажется, создавая портрет, он опасался упустить мельчайшую подробность его внешнего облика. Уверенный, но всё ещё по-детски мальчишеский взгляд, тонко очерченный лоб, нос, глаза, подбородок... Точность рисунка позволила донести до зрителя и такую деталь, как едва заметно выпяченные губы.

Даже композиция картины призвана подчеркнуть значительность и важность портретируемого. Для того, чтобы центр наверху заняла синяя шапочка, пришлось несколько выдвинуть к левому краю грудь мальчика. Вместе с тем высокая скала в правой части служит опорой фигуре. И ещё одна интересная деталь. Обычно наш взгляд видит больше подробностей на переднем плане, а далёкие предметы воспринимаются обобщённо. Здесь всё наоборот: лицо и фигура, особенно розовая курточка, даны обобщённо, а пейзаж выписан более подробно и отчётливо. Художнику удаётся убедить на с в том, что в портрете мальчика нет ничего невысказанного, нет никаких тайн, скрытых от нас природой.

В творчестве художников Высокого Возрождения, и особенно в творчестве Тициана, прослеживается явное стремление к передаче сложного и противоречивого мира человека. Герой Возрождения, ещё недавно гордо провозгласивший себя центром мироздания, теперь ощущает трагический разлад с обществом, мучается в решении сложнейших жизненных проблем.

Яркие характеры, незаурядные личности, целостные и деятельные натуры наделяются огромной силой духа и становятся главными героями произведений. Да, они ещё ощущают себя в центре мира, но в то же время им знакомы сомнения духа, трагическая раздвоенность души, неуверенность в собственных силах, страх перед обществом.

Портреты Тициана (ок. 1476/77 или 1489/90-1576) несут в себе следы титанической борьбы художника за право жить по законам счастья, правды, красоты и разума. В каждом его герое выражены мечты о свободной личности, живущей в свободном обществе, мечты о гармонии мира, достигаемой даже ценой нечеловеческого страдания.

Тициан. Портрет Ипполито Риминальди

«Портрет Ипполито Риминальди» (1540) — одно из лучших творений Тициана. Перед нами одухотворённая личность, которой одновременно присущи глубокий интеллект, благородство, горечь сомнений и разочарований. В его глазах тревожное предчувствие грядущих трагедий, которыми так богат XVI век. Преобладающие строгие, тёмные тона лишь усиливают ощущение тревоги. Напряжённый взгляд «в себя» свидетельствует о трагическом разладе души, о мучительных поисках своего «я».

Этот портрет часто ассоциируют с Гамлетом — героем известной шекспировской трагедии, который решал для себя жизненно важный вопрос:

      Быть или не быть, вот в чём вопрос. Достойно ль
      Смиряться под ударами судьбы,
      Иль надо оказать сопротивленье
      И в смертной схватке с целым морем бед
      Покончить с ними? Умереть. Забыться...

Действительно, что лучше, спокойно жить, прозябая, или жить достойно, не смиряясь под ударами судьбы? На этот важнейший вопрос искусство Возрождения ответило в полной мере.

Рейтинг@Mail.ru